Опубликовано: Вт, Сен 27th, 2011

Николай Княжицкий: «Как только у нас будет политическая демократия, сократится число каналов»

Николай Княжицкий— Вам не очень нравится, когда ТВі называют оппозиционным каналом. Вы предпочитаете термин «независимость» или «объективность». Является ли «независимость» удачной бизнес-идеей?
—  Как всякое медиа, мы работаем на две аудитории. Они связаны. Это рынок зрителя и рынок рекламодателя. С точки зрения зрителя объективность хороша. Это вызывает доверие и зритель смотрит. С точки зрения рекламодателя, если люди смотрят, то можно размещать рекламу.  Может, конечно, случится, что именно по этой причине кто-то может не захотеть ее размещать. В нашей не совсем демократической стране такой риск есть. Но другого пути получить зрителя — нет.

— Для большинства рекламных агентств и рекламодателей, мне так кажется, политическая составляющая не имеет значения. Только рейтинг и доля. Политическая позиция ведет к иным рискам.
— Да, конечно.

— У вас есть некий конфлкт с Нацсоветом, в том числе судебный, который вредит бизнесу. Каким образом Вы могли бы преодолеть этот конфликт? Будет ли возможный компромисс стоить затраченных на него усилий?
— Если смотреть в суть вещей, то никакого конфликта с Нацсоветом у нас нет. У нас мог бы быть конфликт, если бы этот орган был независим, как в любой европейской стране. Поскольку у нас этот орган зависим (и при этой власти, и при предыдущей), то у нас конфликт с теми от кого он зависим. Чем быстрее наша страна станет демократической, тем меньше таких конфликтов будет.
Это  конфликт с людьми, которые хотели бы, чтоб Украина развивалась другим, недемократическим путем.

— ТВ-бизнес связан с политикой, так же серьезно, как и с рекламным рынком.  Политическая ситуация выглядит не очень благоприятной для вашего бизнеса. Как вы намерены в таких условиях выходить в 2012 году на самоокупаемость?
 — Мы хотим этого. Но выйдет ли… Это зависит от того как мы будем работать, а не только от политической ситуации. Та аудитория, по которой мы продаемся 18-54. И по этой аудитории мы опережаем тех, кто имеет лучшее покрытие, чем у нас.  5 канал и УТ-1. Это каналы, с которыми мы конкурируем. Они ориентированы не на развлекательное телевидение, а на осмысление того что происходит в обществе.  По коммерческой аудитории мы их опережаем без покрытия, а если бы мы были необъективны, то мы бы не смогли с ними конкурировать. Конкурировать, возможно, даже без нормального покрытия.

— Все же, как вы собираетесь выйти на прибыльность в 2012, если на данный момент ваши доходы от рекламы покрывают только половину затрат?
— Это тайна. (Смеется).

— Ну все же схема повышения доходов или снижения затрат должна существовать?
— Мы планируем на 2012 год большие спонсорские пакеты. И какие-то ноу-хау у нас есть. Мы хотим, чтоб спонсорство окупало наш покупной продукт и то, что мы производим сами. Мы попытаемся покупать продукт, который будет интересен спонсорам и зрителям. Так чтоб он давал рейтинг.

— У вас неплохое собственное производство информационных программ…
— Да, но мы показываем много покупных программ. Мы показываем документальные фильмы .  Мы делаем ставку  на фильмы, которые рассказывают о человеке и обществе.

— Это «социалка» и политика?
— Не только. Это так же история. Это интересные люди. Например, Мухаммед Ассад, это уроженец Львова. Еврей, принявший ислам. Единственный мусульманин, в честь которого названа площадь в Западной Европе. Первый посол Пакистана в ООН. Известный писатель, о котором сняли фильм немцы, а не украинцы. И мы намерены купить много таких фильмов.

— Каков хронометраж?
— Это большие работы. Час-полтора.

— Это не формат Discovery. Чем отличается ваш подход к показу кино?
—  Это жизненные истории о людях, которые были бы интересны украинцам.  Кроме BBC и HBO есть много небольших независимых компаний. Есть много общественных каналов. Их продукт дешевле, но не хуже.

— То есть вы хотите добиться качественного контента при минимальных затратах?
— Совершенно верно.

 — Это и есть «секрет» самоокупаемости в 2012 году?
— В том числе… Один из многих.

— Сколько составит средняя цена кино, которое вы намерены закупать?
—  300 – 500 долларов за час. Перевод и дубляж мы делаем сами. У нас своя студия. К сожалению,   субтитрование у нас вне закона, по сути, мы должны по закону делать озвучку, хотя это абсурдно. В любой европейской стране, на любом канале вы можете смотреть фильмы с субтитрами. На европейских каналах люди смотрят фильмы с субтитрами без всяких проблем. Наши зрители к этому не привыкли.  А нужно потихоньку приучать.

 — Чем будет нынешний сезон отличаться от предыдущего? Не только на уровне рекламного слогана, а по существу.  
—  В нашем рекламном лозунге все как раз и сформулировано. «Правда объединяет». Мы хотели бы, чтоб наши зрители объединились, чтоб общественные группы тоже объединились в своем желании понять, что же происходит у нас в стране и мире.  Это не просто лозунг. В нем есть смысл.  Мы хотели бы, чтобы наших зрителей стало больше.  Впрочем, их качество довольно интересно для рекламодателя и мы этими людьми дорожим. И мы уважаем не только нашего постоянного зрителя. Есть люди, например, которые никогда не будут смотреть мою программу, но я их тоже уважаю. Они будут смотреть талант-шоу на другом канале. Для нас важно, чтоб наш канал стал «общинным». Нам хотелось бы, чтобы наш канал стал местом объединения аудитории. Социальные сети делают эту задачу еще проще.  Люди могут общаться через Фейсбук, Твиттер. Очень интересно наблюдать объединение телевидения и социальных сетей.

— Вы сами ведете страничку на Фейсбуке.
— Когда я не занят в командировке, то пытаюсь хотя бы раз в день писать. Иногда пишу блоги на «Украинской Правде», на «Корреспонденте». Кроме меня этим занимаются многие другие. Наш главный редактор Виталий Портников этим занимается, другие журналисты.

— Вы считаете это важным? Это может помочь в коммерческой деятельности ТВі?
— Когда я анонсирую программу на страничке, как это ни странно звучит, это отражается на показателях. Я не понимаю, как это происходит. Я понимаю, что в Фейсбук заходит не так много людей, которые смотрят телевизор.  Наверное, это не связано напрямую, но тем ни менее отражается.  Связь со зрителями может помочь бизнесу. Знаете, социальные сети это как руку пожать политику. Если ты знаешь свою аудиторию лично, то это тоже помогает.

Нельзя делать ТВ, если не чувствуешь зрителя. У нас часто телевидение «маркетинговое». Выбирают зрителя и думают, что он что-то будет смотреть. Это не работает.  Я, выходя после эфира программы, понимаю хороши или плохи будут показатели. Планировать, обращая внимание на цифры, невозможно. Они указывают на тенденцию. Вот многие говорят, что стране нужно детское телевидение. Нет никакой гарантии, что они потом будут смотреть его, а не кино «для взросых», например.  Люди часто заявляют о себя не так, как проявляются в деле.

 —  К вам с «1+1» перешел Гайдукевич. Теперь он будет формировать еженедельную аналитику?
—  Все проще. У нас эту программу вел Володя Павлюк, который, к нашему сожалению, ушел на СТБ. Нам очень хорошо с ним работалось. Мы хотели и раньше пригласить Гайдукевича. Он мне очень нравится как интервьюер.  Хорошо, что он к нам пришел.

— Про конкуренцию. Формально, довольно близка к вам по тональности и акцентам «Республика» на «5 канале». Вы с ними при этом открыто конкурируете. Я имею ввиду Вашу программу «Вечера с Николаем Княжицким». Вы не пробовали как-то разойтись с ними по времени и не отбивать друг у друга аудиторию?
— Я не считаю, что у нас одна и та же аудитория.  У Ани много политики. Но у нас не только политика. У нас много культуры.  У Безулик это большое шоу. У нас интервью.  Это разные программы. И для зрителя это хорошо. Мы не конкуренты. Как-то я даже пошутил в подводке, что в пятницу программы ведут иностранцы, а  четверг украинцы.  Поэтому смотрите украинское. Я желаю Анне и «5 каналу» успехов. Я считаю их соратниками, единомышленниками. С коммерческой точки зрения мы с ними конкурируем, но я бы сказал, что это добра конкуренция.  И мы, и они, пытаемся как-то объективно освещать ситуацию в обществе, пытаемся его изменить. Это не плохая конкуренция.
Стоит ли разводить программы? Мы смотрим на свои показатели. По «18-54» моя последняя программа получила долю 3,5%, а рейтинг 1,1% . Что очень неплохо. Безулик нас часто опережает по 18+ и пусть… Это не наша коммерческая аудитория. Меня смотрят более молодые люди.  Поэтому я в совпадении дня выхода программы чего-то плохого не вижу.

— Вы традиционно развиваете информационное вещание. Что планируется к выпуску в эфир, кроме того что уже анонсировано?
— Мы запустили «Утро».  Мы запустили два часовых выпуска в прайм-тайм.  Это много для маленькой компании, которая планировалась без задачи строить большое новостное вещание. Ни один из кабельных каналов не имеет такого количества звезд и эфира собственного производства. Пока что дай Бог нам освоить то, что мы делаем. Потом мы уже будем обновляться, и делать что-то новое.

— Вы жалуетесь на конкуренцию, но информационно-аналитическая составляющая на ТВ сужается, кроме вашего канала. Как вам жить без конкуренции?
— Это правда. Нам это очень нравиться. (Смеется).   Я шучу, конечно. Если бы у нас была другая ситуация, то общественное телевидение делало бы общественно-политические программы. Частные компании конкурировали друг с другом. Мы бы делали классные развлекательные программы. Но в той ситуации, которая у нас есть, мы заняли свою нишу.  Сама жизнь поставила нас в это положение. Мы не хотели делать новостной канал или оппозиционный. Мы просто хотели заниматься бизнесом.

— У вас получился нишевый канал, ориентированный на людей, которых интересует политика и они несколько критично относятся к происходящему?
— Мы хотим, чтоб это было шире, чем политика. Мы хотим сделать канал для тех, кто критически мыслит.  Таких людей примерно 10%. Эти люди являются основой смотрения для общественного телевидения.  Мы бы хотели занять эту нишу. Многие из этих людей телевизор не смотрят. Поэтому мы считаем, что мы не забираем зрителя у других, а пытаемся вернуть часть зрителей ТВ.
Можно делать то, что делают другие, но лучше, а можно делать то, что другие не делают. Мы руководствуемся последним принципом.

— Зачем вы получали польскую лицензию ?
— У нас было несколько причин это делать. Нам важно вещать в Украине. В Польше нам не могут запретить это делать по политическим мотивам. Согласно требованию лицензии у нас должно быть 12% продукции произведенной польском. Мы заполняем эту квоту.
Другая задача. Нам очень бы хотелось, чтоб постепенно украинские зрители привыкали воспринимать европейский продукт. Вначале польский. Потом может иной. Что будет увеличиваться, так это число польских программ.

— Цифровой конкурс поставил вас не в равные условия с другими конкурентами, которые производят информационный продукт и делают коммерческое телевидение. Не так давно Вы говорили «МедиаБизнесу», что зритель не только эфирный. Люди есть «в кабеле» и «спутнике» . При этом эфирная лицензия очень важна для того чтоб иметь покрытие. До 2015 года политическая ситуация вряд ли изменится (мне так кажется). Как вы будете бороться за зрителя?
—  Я не хотел бы давать политических прогнозов, хотя я не согласен с вашей оценкой. Я соглашусь с Александром Ткаченко, в том, что преимущество будет иметь тот, кто будет иметь продукт. Технологии распространения сигнала развиваются очень быстро. Как люди будут смотреть телевизор в 2015 году? Может, в каждом доме будет Wi-Fi, и все будут смотреть телевидение по интернету? Может, и цифровое ТВ не будет играть такой роли, какую играет сегодня. Например, из эфира далеко не во всех странах его принимает много людей. Главное – содержание программ.
Если бы мы жили в демократической стране, то в списке победителей цифрового конкурса были бы эфирные каналы и те каналы, которые в соответствии с законом, производят качественный продукт уже сейчас.  А не те каналы, которых не существует. Так как я верю, что наша страна довольно скоро демократизируется, то я верю, что ТВі довольно скоро будет в эфире месте с другими каналами.

— Ваш оптимизм впечатляет.
—  Прогрессирует все. От технологий до регулирования телерадиопространства.

— Что повлияет?
—  У нас получается политический разговор, как не для вашего сайта. Сейчас разные бизнесмены, приближенные к власти захватывают разные ресурсы в разных сферах, не только в телевидении.  Регулирующие, фискальные органы небольшой независимый бизнес прижимают. Этот бизнес закрывается. В такой ситуации экономика развиваться не может. А если не наполняется бюджет, то это приведет к кризису. Экономический коллапс будет  быстрее, чем многие думают.  МВФ денег не дает, цены на газ  достаточно высокие. Это кризис, вместе с внешним давлением и активностью украинского общества должен привести к достаточно быстрым изменениям. Это приведет к появлению эффективной страны. И мы уже на пороге этих перемен.

— Как изменится телерынок при демократизации?
— У нас часто говорят, что у Украины слишком большое количество каналов и маленький рекламный рынок. Это говорят руководители каналов, у которых не так много рекламы и им не хочется конкуренции. И все же логика в этом есть. Как только у нас будет политическая демократия,  у нас сократится число каналов.  Собственники не будут  использовать каналы в политической борьбе. Тогда рынок сделает количество каналов меньше, а качество выше.

Владимир Задирака
«МедиаБизнес»

Комментариев нет:
Здесь можно бесплатно и без регистрации оставить любой комментарий. Только не спам и, пожалуйста, без матов.
Оставить комментарий

Приаттачить картинку?


  • Где получить бесплатный телетюнер?
    username валентина: Полностью с Вами согласна на все 100 процентов !! жаль , что некоторые люди ведутся на это ..
  • В Москве состоялся Четвертый Международный Форум "Инвестиции в цифру. Контент"
    username Michalreich: Хороший ресурс)) Темы интересные и дизайн красивый)
  • В Москве состоялся Четвертый Международный Форум "Инвестиции в цифру. Контент"
    username Dedicated servers: В Москве состоялась встреча советника Президента Российской Федерации Антона Кобякова с Послом Финляндии в...
  • Где получить бесплатный телетюнер?
    username Васек: а не проще ли найти спонсора, который подарит вам тюнер, чем клянчить обещанное у государства (у которого...
  • Єдина Країна! Единая Страна! United Country!